Rambler's Top100
    
Общественная организация Клуб Рекламодателей Санкт-Петербурга
На главную Каталог рекламный услуг Написать письмо
Заседания Регистрация на заседание Цели, задачи, устав Вступить в клуб Членство в клубе Члены клуба


главное сегодня


Ваш E-mail:
 подписаться

Рассылка новостей

Ваш E-mail:
 подписаться

Рассылка пресс-релизов

Ваш E-mail:
 подписаться

Рассылка о заседаниях Клуба

Ваш E-mail:
 подписаться

test рассылка

Ваш E-mail:
 подписаться

ваше мнение

Какой вид рекламы, на ваш взгляд, является наиболее эффективным в период экономического кризиса?



интернет-реклама
телевизионная реклама
радио-реклама
реклама в печатных изданиях
наружная реклама
транзитная реклама
все виды рекламы эффективны
ни один из перечисленных видов

Результаты голосования



Статьи и обзоры: статьи о рекламе, статьи о маркетинге, статьи о PR, статьи о брендинге и т.д.

 

Бренд и общество – разделение ценностей (прошлое и будущее взаимовлияние)

назад

Эта статья – взгляд на развитие бренда как социокультурного феномена, интерактивно взаимодействующего с обществом, на истоки и перспективы этого взаимодействия. Бренд здесь выступает как комплекс множества аспектов, от атрибутов рационального продукта до того, в чем человек наиболее сильно нуждается, т. е. веры, движущей идеи. Начиная с экскурсии в прошлое авторы приветствуют будущее как то, что происходит с нашего согласия, при нашем участии и ответственности каждого. Авторы просят принять свою точку зрения, как одну из многих возможных, описывающих реальность и готовы вступить в обсуждение темы, затрагиваемой в статье.

Авторы благодарны Татьяне Кочневой и Максиму Нестеренко за ценнейшие замечания в ходе написания статьи.

Авторы

Развитие торговых марок – и самого брендинга – прошло достаточно сложный, но как сейчас видится, логичный путь. Этот путь сродни развитию самого общества, его объединению, глобализации во всех ее позитивных и негативных аспектах. Здесь политическая, экономическая, информационная и социальная составляющие. Именно последняя составляющая, говорящая о структурных и коммуникационных изменениях в обществе, нас наиболее интересует в этой статье. Необходимо также отметить изменение, эволюцию сознания в отношении самого материального потребления тех людей, кого мы зовем сейчас потребителями. Оговоримся сразу, что под потребителями мы подразумеваем тех, кто так или иначе связан с ёмким понятием и философией западного потребления.

Эволюцию идеи, имиджа торговой марки, далее бренда[1], можно достаточно условно разделить на три этапа: доиндустриальный, индустриальный и информационный. Деление между этими этапами относительно, и четких временных границ между ними не существует, но примерные временные рамки можно обозначить. Индустриальный этап развития, с которого, собственно, и началось становление брендов в современном их понимании, начал постепенно сменять доиндустриальный, доисторический этап брендов, с середины ХIХ века до начала ХХ. Последний, информационный этап, находится в своем начале сейчас в хорошо развитых (капиталистических) странах мира. Россию в целом еще можно отнести к развивающемуся индустриальному этапу, за исключением небольшого числа компаний и городов масштаба Москвы и Санкт-Петербурга.

Доиндустриальный этап

Первый этап еще только потенциальной жизни брендов в обычных товарах[2] обозначен следующими чертами доиндустриального, аграрного общества: региональная автономия, раздробленность мелких административных субъектов, культурная монополия правящего класса и столицы, малозначимость масс для культуры и политики, властная вертикальная интеграция и членство в обществе, в соответствии с родством, кастой, религией. Изначально на обычном рынке для обычных покупателей присутствовали простая соль, простая пшеница, пакля, мыло и еще несколько сотен товаров[3], называвшихся, так же как и сам продукт. Но эти товары еще не были обозначены и связаны с покупателем психологически и эмоционально, не был создан их индивидуально-личностный характер, не была выражена их непродуктовая сущность. Т. е. в целом еще не существовало всего того, что составляет суть бренда и помогает рождаться и сбываться мечтам потребителей. Дело как раз было в том, что все эти обиходные продукты продавались для самого “приземленного” потребления, удовлетворения физиологических потребностей и не имели никаких особых самостоятельных ценностей. Они были просто куском мыла, т. е. тем, что хорошо моет, и не имели таких особых дополнительных атрибутов, как способность к очарованию или превращению всего в красоту. В то же время, например, у каждой буханки хлеба был свой собственный запах, вкус, вес и т. д. — в зависимости от того, кто его испек. В этом смысле все продукты были уникальными, в отличие от продуктов индустриального общества, с их массовым и стандартным характером. Продукты в доиндустриальном обществе выполняли исключительно утилитарные функции. Однако потребитель еще не был потребителем в современном понимании: он не был подвергнут рекламному воздействию, не впитал идеи брендов через маркетинговые коммуникации и рекламу. Человек большей частью покупал товар только для того, чтобы удовлетворить свои потребности в еде, питье, безопасности, и т. д., то есть, руководствуясь практическими соображениями, которые и реализовывались через обезличенные товары.

Таким образом, товары доиндустриального периода обслуживали лишь насущные материальные потребности людей, в противовес другим некоммерческим ценностям, удовлетворявшим более “высокие” потребности (психологические, социальные, культурные, духовные): отношения человека с семьей, друзьями, государством, религией и прочим.

Индустриальный этап

На втором, индустриальном этапе, со становлением промышленности, ее ростом и исчезновением кустарного и ремесленного производства товары становятся все более стандартными, унифицированными и технологичными. В целом уменьшается региональная автономия, общество становится более интегрированным, благодаря развитию экономических и производственных связей, единому законодательству и общему управлению на уровне государств. Монополия правящего класса на культуру уходит в прошлое, повышается уровень образования населения (появляется массовое образование), доступ к культурным ценностям формально становится открытым для всех. Членство в обществе уже в большей степени определяется языком человека и его способностями. Экономика горизонтально интегрируется, и ее роль в общественном развитии становится ведущей вместе с некоторыми идеями, которые быстро распространяются на весь мир через ставшие их мощными ретрансляторами СМИ. Производство постепенно становится массовым и более дешевым, отсюда возникает и начинает складываться массовое потребление как то, что необходимо для сбыта массовых товаров посредством маркетинга. Ведущая роль экономики приводит к тому, что потребительское поведение начинает всячески пропагандироваться как нечто лучшее, что есть в жизни. Постепенно, под действием транслируемых через продвигаемые торговые марки идей, у людей складывается новое представление о богатстве, счастье, развитии – и главное – самой жизни и всего того, из чего она состоит. Это изменение происходит последовательно: от низших ценностей людей, таких как физиологические потребности, безопасность, к высшим, таким как самоуважение и самореализация (смотри рисунок 1). В новых, формирующихся представлениях неотъемлемым элементом и участником становится бренд, но вначале только как бренд одного продукта. Товарам, становящимся сходными по цене и качеству, не остается ничего другого как при своей подаче потребителю постепенно замещать свои физические атрибуты на эмоциональные, социальные, эстетические. При этом бренд использует не только материальные, но и психологические, эмоциональные, социальные потребности людей, т. е. обладание брендованным продуктом становится неотъемлемой частью уже не столько удовлетворенного физического, сколько социального и психологического комфорта.

Все происходящее с людьми под действием брендов ведет, в конечном счете, к единой стратегической цели маркетинга – увеличению прибыли при росте марочного капитала и различается от бренда к бренду только в тактических моментах. При этом некоторые наиболее успешные бренды начинают расти и расширяться, захватывая под себя все новые продукты и образуя целые линейки разных, но еще достаточно сходных продуктов. Естественным является то, что со временем связь бренда с его потребителем усиливается при условии согласованности и развитии разносторонних маркетинговых коммуникаций бренда. В течение всего прошлого ХХ века поколение за поколением вырастали люди, чьи личные и социальные нормы и ценности все более становятся потребительскими – с одной стороны, и управляемыми через маркетинговые коммуникации – с другой, люди, мыслящие в терминах и рамках брендов. Под воздействием идей сильных брендов и идей индустриального потребительского общества происходит изменение выражения нравственных и моральных норм человека-потребителя. Происходит замещение того, через что выражаются иррациональные и экзистенциальные ценности, присутствующие априори в сознании людей. Теперь они начинают в большей степени реализовываться через потребительскую культуру и “особые” ценности продукта (бренд). В индустриальном этапе начинает исчезать зазор между ролью человека, которую он играет в обществе, и его сутью, он становится, в том числе и для себя самого, тем, что потребляет.

Информационный этап

Насыщение товарами сформировавшегося общества потребления, развитие НТР, средств коммуникации и другие факторы ведут к формированию информационного общества, отличающегося значимостью информации и сетеподобной, горизонтальной организацией. Важными характерными чертами информационного общества являются: приоритет третичного сектора экономики (услуги, наука), повышение ритма и скорости жизни; информационные технологии позволяют ликвидировать крупномасштабное производство, диверсифицировать его. Основными ресурсами информационного общества становятся знание и наука с их точечным воздействием, в отличие от индустриального, где ими являлись производственная мощь и высокие энергии. Основным элементом информационного общества становится не взаимодействие с природой, как в доиндустриальном обществе, и не ее преобразование, как в индустриальном, а взаимодействие, “игра” между людьми.

На информационном этапе развития общества и брендов появляется много различных товаров, отличных друг от друга, по крайней мере, на первый взгляд. Они производятся разными небольшими партиями, часто под одной торговой маркой. При этом бренды расширяются, захватывая под себя, объединяя своей идеей принципиально различные товары. Меняется сам образ жизни человека, главное – человек перестает иметь постоянство на всю жизнь, и его жизнь может меняться чрезвычайно быстро. Ни профессия, ни образование, ни работа, ни даже что-то личное теперь для человека не являются окончательным. И в этом ему сильно помогают бренды: поддерживающие человека, позволяющие быстро менять свой стиль при их смене, а значит, и восприятие человека обществом и самим собой. Главный конфликт общества из сферы производства (как было в индустриальном обществе) смещается в сферу потребления, т. е. борьба идет уже не за средства производства, а за условия труда, зарплату. Отход от технократичности и массовости индустриального общества, насыщение потребителей в физическом и социальном плане вызывают к жизни бренды, включающие в себя ценности, все более близкие к вершине пирамиды Маслоу, что не мешает этим брендам, в том числе содержать в себе и декларировать более низкие ценности в пирамиде. Эти бренды предлагают потребителю весь комплекс и стройный набор ценностей и даже убеждений. В результате подачи себя потребителю комплексно, на большем количестве уровней пирамиды, а соответственно, усиления лояльности, торговые марки начинают объединять все больше товаров и товарных категорий (смотри рисунок 2). Они начинают говорить, а потребитель – видеть в них возможность к самоуважению, самовыражению и, в итоге, самореализации. Они помогают потребителю впитать от них такие убеждения, как вера в добро и справедливость или, наоборот, эгоизм и самонадеянность. Потребители начинают через приобщение к брендам стремиться к реализации этих своих высоких моральных, эмоциональных и эстетических потребностей после удовлетворения их на физическом и социальном уровне. Все коммуникации бренда, в том числе реклама, становятся не столь информирующими потребителя о каких-либо свойствах и атрибутах товара, сколько вызывающие эмоции и приобщающие его к тому стилю жизни, которому в наибольшей степени соответствует сам четко выстроенный бренд (растет имиджевая составляющая в рекламе).

Учитывая увеличение количества информации и постоянное возрастание информационной, управленческой и психологически-стрессовой нагрузки на человека, бренд начинает предлагать человеку решение комплекса проблем: физического, эмоционального, социального, культурного и даже духовного планов, беря, таким образом, своего потребителя под защиту, предлагая под своим именем массу разных товаров. Выбрав тот или иной бренд с его многоуровневыми преимуществами по “решению всех проблем” и проявляя в дальнейшем лояльность к нему, потребитель избавляется, во-первых, от известного риска при покупке неизвестной марки (что может принести к непредвиденным результатам), а во-вторых, оберегает себя и устраняется от большого потока информации для принятия решения о покупке и в целом о стиле жизни. Таким образом, бренд старается решить как можно больше проблем потребителя и не только за счет своих уникальных свойств, функций, относящихся к физическим атрибутам и характеристикам, сколько предлагая комплекс решения проблем, в том числе и по отчуждению человека от общества и человека от самого себя.

Сухой остаток

Психологический механизм лояльности потребителя к бренду заключается в приобщении и частично в идентификации с самим брендом и его идеями. Приверженность возникает, когда человеку импонирует то, что, как ему кажется, “думает” о нем и “делает” для него бренд. Человек потребляет тот товар, который представляется ему как бренд, содержащий не столько адекватные физические атрибуты продукта (это при том, что все товары обладают приблизительно одинаковыми качеством и характеристиками), сколько некие “высшие” свойства, предлагающий решение по возможности развития данного человека. Человек для себя и окружающих становится носителем ценностей и веры бренда, “причащается” ему, как в религиозном обряде, становится частью коммуникации и дальнейшего продвижения бренда. Тем самым на время у потребителя возникает ощущение приближения или даже достижения цели своего существования, приобщения к высшему, сменяющееся затем новым “голодом” потребления, стимулируемым маркетинговыми коммуникациями, а главное – самой философией потребления. Таким образом, бренды, с одной стороны, постепенно стали инструментами поиска человеком высшего, а иногда и заместили сам экзистенциальный поиск, поставив себя на место высших ценностей, занимая место, ранее принадлежащее, например, религии. С другой стороны бренды становясь, некоей целью жизни, придают осмысленность и новую большую целеустремленность жизни самого потребителя. Так, например, религиозность замещается на почитание престижных марок, принятие их философии, на веру в счастье при их обладании. Сильные бренды действуют аналогично старой доброй религии, правда, немного упрощая путь и ведя человека по нему, на первый взгляд, с большей легкостью. При этом они требуют того же, что и религия, – энергии, поклонения, веры.

Целью маркетинговых коммуникаций, таким образом, является развитый фетишизм в виде замещения и подмены эмоционального, социального, духовного поиска человека на легко достижимые соответствующие аспекты бренда в обмен на его деньги. Это необходимо распространить на как можно большее количество людей, а для этого бренд должен присутствовать и быть привлекательным на большем количестве уровней пирамиды – от бренда-продукта до бренда-религии – и вести человека, добиваться от него своего приятия на как можно более высоком уровне и большем их количестве (что обеспечит бренду большую лояльность, смотри рисунки 1 и 2). Бренд и человек-потребитель как будто поменялись местами в сравнении с человеком и продуктом. То есть вместо службы продукта человеку бренд встает на место человека, требуя от него “службы” себе, внимания и времени, давая за это ему чувство покоя от иллюзии достижения цели, которую человек из “добрендового” мира с помощью маркетинга перевел теперь на бренд. Но за это человек платит помимо денег своей независимостью и снова гоним тем же или новым брендом дальше. Образно можно сказать, что в будущем нас ожидает “полнокровная”, “духовная” жизнь брендов с участием в ней потребителей, реализующихся через бренды и посредством их. Но с другой стороны, есть ли большая разница в том, что ставит себе в идолы человек какую-либо старую, часто запутанную культурную идею (религию) или новый коммерческий бренд (ясный и сделанный для него, как говорится, спозиционированный). Таким образом, владельцы брендов стали новыми могущественными жрецами, как и экономика в свое время заменила или оттеснила многое.

Обозначим теперь некоторые современные атрибуты бренда и тенденции развития брендинга:

- антропоморфность, человекоподобие брендов с присущими им идеальными чертами и стремлениями (такими же, какие приписывает человек всему высшему)

- качество и надежность больше не являются ключевыми факторами при выборе бренда потребителем, т. к. они подразумеваются присутствующими по умолчанию обязательными атрибутами продукта

- потребители начинают сопротивляться “голым” техническим атрибутам и новинкам товаров без обличения их в интуитивно понятную и эстетичную основу (происходит в т. ч. гумани зация и гуманитаризация техники)

- при создании брендов происходит смещение от “внешних” подходов, основанных на таких показателях, как известность, востребованность, уникальность и т. п., к “внутренним” показателям, которые принимают во внимание ощущения потребителей, анализ человеческого восприятия бренда, тенденции в восприятии людей под действием бренда

- новые бренды начинают все больше настаивать на том, во что сами верят, и предлагают приобщиться к своей вере потребителям. Они хотят не просто нравиться потребителю, а убедить его в правильности и единственности своего видения мира, дать потребителю опору и уверенность

- проявляя большую настойчивость и подчас агрессивность, бренды пытаются любой ценой захватить внимание потребителя и уже не отпускать его, используя рекомендации психологов, социологов, лингвистов и т. п. при создании и реализации своей интегрированной коммуникации с потребителем (как массового, так и личностного характера)

- при разработке современной торговой марки учитывается, с одной стороны, портрет будущих потребителей, факторы, определяющие их решения и действия (говорить на языке потребителя), а с другой стороны – разрабатываются и предлагаются потребителям те идеи и ценности, которые они смогут воспринять как свои или как желаемые, к которым они готовы стремиться (формирование потребителя)

Будущее

Как продолжение наметившихся тенденций на информационном этапе возможна консолидация маркетинговых усилий крупных ТНК (транснациональных корпораций) – владельцев глобальных брендов (смотри рисунок 3). Ими потребителям будет предложено несколько стройных концепций стиля жизни, охватывающих большую часть “вкусов” людей. То есть интегрирование будет происходить как по горизонтали (много разных продуктов из разных товарных категорий), так и по вертикали (консолидация атрибутов, эмоций, ценностей, веры). Отдаленно это может напоминать огромные зонтичные бренды, которые уже выражают эту тенденцию к росту. То есть унифицированным, единым психологически и по стилю жизни группам потребителей будут предложены соответствующие концепции жизненного стиля с эклектичным набором товарных групп и соответствующими данной жизненной философии, но уже менее значимыми брендами. Ассоциирование брендов внутри одной концепции жизненного стиля будет основано на принципах схожести и взаимодополняемости различными брендами друг друга во всех товарных категориях, а также вкладе в создание общей жизнеспособной концепции. Создание нескольких различных концепций стиля жизни, единых по внутреннему стилю брендов внутри них, которые обеспечат весь спектр и все уровни потребностей человека, а также весь его жизненный цикл (от рождения до смерти) – дело уже не столь далекого будущего. Это предполагает значительно более высокую лояльность потребителей и принятие ими философии данного стиля жизни на глубинном психологическом уровне еще в раннем детстве. А пока, до образования этого монолитного комплекса из согласованных между собой брендов, все аспекты человеческой жизни будут все больше и всесторонне подвергаться давлению идей брендов.


[1] Бренд нами понимается более широко, чем развитая в маркетинговом аспекте торговая марка товарного продукта. Вообще бренд для нас – это идея, связанная с продуктом (необязательно товаром, услугой, но возможно, человеком, мнением, верованием и т. п.), вызывающая заданный набор ассоциаций и целевые действия у определенного числа людей (в маркетинге – реальных или потенциальных потребителей). Но в данной статье под брендом нами понимается именно бренд товарного продукта.

[2] Дело в том, что бренды в том или ином их понимании были всегда, и люди, часто интуитивно, их создавали и пользовались плодами брендинга. В наше время возникла лишь одна из более-менее последовательных систем – брендинг. В пример можно привести товар, клейменный древнеримским ремесленником, имя фараона или искусного гладиатора (талантливого актера) и т. п.

[3] Хотя среди них были и книги, и театр, удовлетворяющие эмоциональные и духовные потребности потребителей.

Рисунок 1

Рисунок 2

Рисунок 3

Крылов Андрей, консультант, старший партнер "Living Eyes Consulting"
Зуенкова Ольга, Senior Media planner, РА MediaVest
www.livingeyes.ru


назад

Выскажите свое мнение

Добавить свое сообщение

Имя (Ник) *:  
E-mail:  
Сообщение *:


Озон

Рассылка 'Новости портала "Клуб рекламодателей Санкт-Петербурга"'